Нам всем хочется спрятаться за кем-нибудь, как за каменной стеной.
Незыблемой и непререкаемой стеной выживания, как в детстве за родителями.
Для этого достаточно быть кому-то по настоящему нужным, как родителям нужны их маленькие дети.
Но дети вырастают и в 14 лет начинается трудный возраст, который у некоторых не заканчивается никогда.

Пищевая цепочка гарантированной жизни состоит из неизымаемых частей натурального индустриального обмена.
Искусственный интеллект помещенный в машину распахивает плодородные земли под наблюдением человека-оператора обеспечивая едой рабочий класс и управленцев.
Цепь замкнутая и не терпит вмещательства извне, но способная дать пищи больше, чем нужно правящему классу гегемону.
Вступая в трудный возраст мы оказываемся в зависимости от доброй воли занятого в пищевой цепочке класса нужных людей.

Некоторым удается занять места отошедших на пенсию некогда нужных людей.
Такие люди автоматически получают статус нужных и занятых, а также полный соцпакет удовольствий, трудный возраст для них в этот момент заканчивается.
Оставшимся приходится просить милостыню — придумывать никому не нужные общественные работы и науки, чтобы не чувствовать себя никому не нужными инвалидами.
Таким людям утешением служит то, что любви и еды чаще всего хватает на всех и можно оставаться детьми всю жизнь.

Когда в обществе наблюдается стабильность и процветание, может показаться несправедливым разделение людей на касты и сословия, хочется чтобы солнце светило всем одинаково.
В такой период люди с обеих сторон протягивают друг другу спасательные круги образовательных тренингов и ищут точки соприкосновения.
Когда общество входит в кризис и стремительно беднеет, желаешь только одного, чтобы все оставалось как есть, чтобы не потерять возможность жить любым социально приемлемым способом.
В такой период трудный возраст совершенно перестает тяготить и думаешь только об одном, как бы не потерять заботу и любовь благодетелей.🎓